Не согласны с позицией кооператива, нотариуса, соседей? Добро пожаловать в суд!

Что делать, если вы живете на нижнем этаже, а прямо под вами находится магазин с громко работающим оборудованием? Как приватизировать квартиру, если организация, ее предоставившая, вам препятствует и ищет бюрократические лазейки? Soroka.by собрала любопытные судебные истории, произошедшие за несколько последних лет.
Не согласны с позицией кооператива, нотариуса, соседей? Добро пожаловать в суд!

Случаями из  практики поделились адвокаты юрконсультации №2 Ленинского района столицы Ольга Невмержицкая и Светлана Акулова.

Шум да дело

В магазине, располагающемся в подвальном помещении жилого дома, было установлено издававшее громкие шумы оборудование. Несколько жильцов нижних этажей подали исковое заявление об устранении препятствия в осуществлении права собственности. Жильцы просили убрать оборудование в связи с тем, что не было получено согласие всех собственников жилого дома на его установку. Состоялось решение в пользу жильцов: владельцев магазина обязали убрать оборудование.

Но затем это решение отменили в связи с вновь открывшимися обстоятельствами по делу. Владельцы магазина предоставили проектно-сметную документацию, согласно которой за средства магазина была построена часть помещений технического назначения (вентиляционная камера, теплоузел, помещение техэтажа). В венткамеру было перенесено оборудование. При новом рассмотрении дела жильцам было отказано в удовлетворении требований. Верховный суд принял позицию ответчика.  


Кредит и метр

Гражданка А. подала в суд исковое заявление, посчитав, что она была исключена из членов ЖСПК без каких-либо для этого оснований. Истцом своевременно вносились взносы, но собственных денежных средств для последнего платежа уже не хватало. На протяжении полугода до последнего платежа истица неоднократно обращалась в ЖСПК с требованием предоставить справку об ориентировочной стоимости квадратного метра жилья, но ей отказывали, так как стоимость утверждена не была.

Истицей был собран полный комплект документов для открытия кредитной линии, поданы документы в банк. В банк в итоге была предоставлена и выданная кооперативом справка о стоимости квадратного метра жилья, но деньги женщина получить не успела. В день подписания кредитного договора истица узнала, что исключена из членов ЖСПК.

В процессе рассмотрения дела споры о правомерности решения ЖСПК об исключении гражданки перенеслись и в другую плоскость. Истица настаивала, что при исключении из кооператива она должна была получить письменное предупреждение под роспись, ответчик был убежден, что устного предупреждения было достаточно. 

Кроме того, согласно уставу ЖСПК, высшим органом управления является общее собрание. Решение об исключении на нем может быть принято, если за него будет подано 2/3 голосов присутствующих членов ЖСПК. С точки зрения истца общее собрание в итоге решило не исключать предложенных правлением участников строительства. Однако собрание уполномоченных, осуществляющее свои функции между общими собраниями, приняло противоположное решение.

Судебное разбирательство длилось долго: сначала судом было отказано в удовлетворении исковых требований, но после рассмотрения кассационной жалобы решение было изменено - гражданку восстановили в правах члена кооператива. Но позже решение суда было отменено - суд окончательно принял позицию ответчика.

Завещание раздора

В 1995г. супруги совместно приватизировали квартиру, которую оформили на имя мужа. В 2006г. он составил завещание: наследницей квартиры является супруга, но в случае ее отказа от наследства или неприятия его,  наследницей станет его племянница.

Спустя год мужчина умер, оставив наследство, состоящее из половины  квартиры и вкладов в банке. Супруга наследодателя отказалась принять наследство по завещанию, но приняла его по закону (такая опция в праве также имеется). Нотариус выдал свидетельство о праве на наследство на всю квартиру племяннице умершего.

Истица спустя семь лет требовала признать за ней право собственности на 1/2 долю  в квартире (как участник приватизации), 1/4 долю в праве собственности на квартиру, так как на момент смерти супруга была пенсионером и находилась на его иждивении (обязательная доля в наследстве).

Ответчик, в свою очередь, требовала применить срок исковой давности, поскольку прошло более трех лет с момента открытия наследства. Также она настаивала на отказе в удовлетворении требований истицы на половину доли в праве собственности, так как после открытия наследства истица отказывалась выделять свою долю.

В результате суд удовлетворил исковые требования в полном объеме. Срок исковой давности не был применен: право не было нарушено в 2007г. (год смерти наследодателя). Суд также указал, что отказ от выдела супружеской доли в приватизированной квартире не является отказом от права собственности на нее.

 

Жильё моё?

Гражданин В. с 2004г. состоял с семьей на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий. Спустя 2 года ему была предоставлена квартира, которая относилась к государственному жилищному фонду и находилась в оперативном управлении госучреждения.

С В. был заключен договор найма жилого помещения, который зарегистрирован в местном исполкоме. В 2014г. семья сотрудника обратилась с заявлением о приватизации в организацию, в оперативном управлении которой находится квартира. Но в приватизации было отказано: в ответе указали, что квартира не входит в состав государственного жилищного фонда. После этого началась исковая война.

В. в своей позиции изложил, что, согласно удостоверению, данная квартира является госсобственностью и находится в оперативном управлении госучреждения. На спорную квартиру заведены инвентарное и регистрационное дела.

Ответчик «выстрелил» встречным иском, потребовав установить факт ничтожности договора найма жилого помещения. Аргументация: В. на момент заключения договора найма был руководителем учреждения, которое предоставило жилье. Следовательно, он одновременно являлся нанимателем (физлицом) и наймодателем (руководитель юрлица). Ответчик, внезапно ставший истцом, ссылался на определенные нормы Гражданского кодекса.

В. парировал: договор найма жилого помещения – самостоятельный тип гражданско-правового договора, который регулируется Жилищным кодексом. И в данном случае все требования закона были соблюдены.

В итоге суд занял сторону нуждающихся в приватизации, удовлетворив исковые требования в полном объеме. При этом в требовании установить факт ничтожности договора найма второй стороне было отказано.




Расскажи друзьям!